Москва, 3-я Черкизовская, 14
Мытищи, Рабочая, 6
8 800 555 40 23
Работаем круглосуточно
Записаться на приём
Вызвать врача

От чувства вины до алкоголизма - один шаг

К чему может привести чрезмерная родительская опека

Человек устроен так, что стремится любыми способами оградить себя от проживания негативных чувств и эмоций. Когда ему больно или страшно – он пытается «спрятаться», «убежать». Это может быть бегство в прямом смысле этого слова, например, прекращение отношений, которые предполагали какие-либо усилия над собой или где бы он чувствовал себя неидеальным. А может – бегство в одиночество, суицид или деструктивные зависимости, наиболее опасными из которых являются алкоголизм и наркомания. Сильнейшее из негативных чувств по воздействию на психику человека – это чувство вины. Нет более «виновного» на свете человека, чем алкоголик. Казалось бы, да, здесь нет противоречий, ему есть за что чувствовать себя виноватым – своим образом жизни он ввергает близких в ад – это вина вторичная, обусловленная. Впервые он ощутил себя виноватым гораздо раньше, когда совсем ничего не понимал о себе. Ему дали это понять, и он поверил. Ребёнок привык верить взрослым, особенно, если взрослые – его родители.Возьмём пример нашего героя, Антона. На приём его привела мать, она же говорила, разъясняя доктору, что «с нами произошло». А произошел запой с последующими агрессивными действиями в отношении матери. Впервые, «раньше никогда такого не было, он очень хороший мальчик». Всё время, пока Антон был на приёме, он молчал, не отрывая взгляда от пола. Было ощущение его полного отсутствия. Согласились на госпитализацию. В рамках психотерапии выяснилось, что Антон в свои почти 40 лет живет с мамой, на короткий промежуток времени «сбегал» жить к жене, но после развода снова вернулся домой.

Доверие к взрослым

Возьмём пример нашего героя, Антона. На приём его привела мать, она же говорила, разъясняя доктору, что «с нами произошло». А произошел запой с последующими агрессивными действиями в отношении матери. Впервые, «раньше никогда такого не было, он очень хороший мальчик». Всё время, пока Антон был на приёме, он молчал, не отрывая взгляда от пола. Было ощущение его полного отсутствия. Согласились на госпитализацию. В рамках психотерапии выяснилось, что Антон в свои почти 40 лет живет с мамой, на короткий промежуток времени «сбегал» жить к жене, но после развода снова вернулся домой.

Он рассказал, что помнит себя постоянно в чём-то виноватым: ребёнком, если сделал что-то не так, как хотела мама, подростом – когда пытался высказывать своем мнение, юношей – когда решал идти своим путём, взрослым – когда начинал встречаться с женщиной. Всякий раз, когда момент требовал применения его воли, проявления его личности, Антон был скован чувством вины, вины перед матерью. Она поощряла его только тогда, когда он находился в полном слиянии с ней, и «наказывала» (вызывала чувство вины), как только он решал «отделиться» от неё, действовать и быть самостоятельным. Арсенал манипуляций матери огромен, они были, скорее, неосознанными, и работали только на одно – сделать ребёнка удобным для контроля, подчиняемым, принадлежавшим только ей. Возможно, так она сама справлялась со страхом остаться одной. «Безопасное» место, куда мог сбежать из этого плена сын – в алкоголь. Так он получал иллюзию свободы, а, отказываясь от борьбы за сепарацию, снимал с себя ответственность за свою жизнь («не моя вина, что мне не дали быть собой»). Мать же получала собственно сына и возможность чувствовать себя значимой, спасая его.

Чувство вины

Сформировав подобную защиту, каждый получал свою выгоду. На самом деле чувство вины Антона еще более подкрепилось страданиями матери из-за его алкоголизма. Чувство вины – это агрессия против самого себя, которую очень трудно выносить. Наступает момент, когда её необходимо либо на кого-то переложить, либо «вернуть». Что и произошло.

Перед тем как представить план лечения, в котором важное место было отведено индивидуальной (причём и матери, и сына) и семейной терапии, мы были готовы к сопротивлению со стороны матери (зачастую близкие люди предпочитают и дальше нести роль мучеников). Удивительно, но в случае с Антоном, его мать работала добросовестно и честно. Не исключено, что повлиял страх потерять сына.

Этот пример и является одним из самых ярких – находящиеся в слиянии близкие люди приняли на себя ответственность за отделение друг от друга, дали разрешение быть разными и проживать каждый свою жизнь. Мать согласилась дать, а сын с благодарностью принять, то, в чём больше всего нуждался: любовь, признание ценности его личности и его личного пути, свободу действовать без страха быть наказанным. Прощай, чувство вины. Прощай, алкоголь. Ни то, ни другое ему больше не нужно.


Получите консультацию специалиста клиники прямо сейчас: 8 800 555 40 23

8 800 555 40 23
Бесплатный телефон
для звонков по России
+7 919 101-38-84
Консультации в WhatsApp
@mckorsakov
Консультации в Телеграм
callcentre@mckorsakov.ru
Консультации по электронной почте